Новости

10.03.2016

Вице-президент ГК АРИВИСТ Кошкаров Е.А. о новом эксперименте Федеральной таможенной службы.

«О Киотской конвенции
Использование методов аудита предполагается Киотской конвенцией (Международная конвенция об упрощении и гармонизации таможенных процедур от 18 мая 1973 года), которая является основополагающим международным документом по правилам таможенного контроля. В этой конвенции установлено, что основными элементами современных форм таможенного контроля являются система управления рисками и таможенный контроль на основе методов аудита. В российском законодательстве аудит как способ оценки хозяйственной деятельности присутствует только в налоговом законодательстве в форме аудиторской проверки на основе закона об аудиторской деятельности. Соответственно, когда эта мысль появилась, мы попытались опереться на понятие аудита, который присутствует в России, и попробовать с его помощью развить вот этот принцип таможенного контроля в форме подходов аудита, которые заложены в Киотской конвенции. То есть это такая, скажем, проба пера. Основа для проведения эксперимента лежала в соединении этих двух категорий.

О рабочей группе
В составе рабочей группы присутствуют представители трех крупнейших в мире аудиторско-консалтинговых компаний – PricewaterhouseCoopers, Deloitte и Ernst & Young, а также представители ВЭД-овского бизнес-сообщества – из Гильдии, Некоммерческого партнерства профессиональных таможенных операторов, Некоммерческого партнерства «Содействие внешнеэкономической деятельности». Это основные объединения профессиональных участников рынка внешнеэкономической деятельности. Рабочая группа достаточно представительна с точки зрения отражения интересов заинтересованного бизнес-сообщества.

О целях эксперимента
Сейчас говорить о том, где и каким образом будут использоваться аудиторские заключения, принципиально рано, потому что цель эксперимента – на практике, на конкретных аудиторских заключениях посмотреть возможность и целесообразность их использования. Все обсуждения, когда, где и, главное, кем они будут использоваться, сейчас преждевременны. Это неправильно. Никаких конкретных задач и целей в этой области нет. Есть, скажем так, идеи. Я, например, считаю, что в связи с тем, что наша Гильдия (прим. Гильдия профессиональных участников ВЭД «Гермес» ) развивает саморегулирование, то, как мне кажется, было бы полезно использовать эти аудиторские заключения при категорировании таможенных представителей, которое мы постоянно предлагаем внедрить. Как нам кажется, это было бы особенно эффективно с точки зрения проверки соблюдения правил и стандартов саморегулирования. То есть у участников саморегулируемой организации есть стандарты профессиональной деятельности. Все эти стандарты должны членами СРО соблюдаться. Так вот, такая независимая проверка могла бы подтвердить, как эти стандарты соблюдаются и как их соблюдение влияет на снижение риска нарушения таможенных правил. По идее, наличие такого заключения должно этот риск нарушения таможенных правил уменьшать. Поэтому это можно было бы использовать.
Но это вопрос будущего, потому что нет еще никакого понимания о категорировании таможенных представителей. И нет еще никакого понимания о последствиях таможенного аудита. Есть различные идеи, связанные, например, с экономическими режимами по определению степени переработки, условия выпуска при поставке комплектных объектов. Какие-то такие вещи, где нужно проведение специальной проверки. Там, где таможня могла бы повысить свою эффективность с привлечением специалистов, которых у нее в штате нет.

Об участниках и сроках
Отбором участников рабочей группы занималась ФТС. Руководит работой группы начальник Главного управления таможенного контроля после выпуска товаров Валерий Селезнев. Что касается представительства бизнеса в рабочей группе, я считаю, что оно достаточно представительное и более перспективно. То есть здесь представлено профессиональное аудиторское сообщество плюс брокерское. Что касается срока, мне кажется, год – это мало. С другой стороны, если результаты эксперимента признают заслуживающими внимания, то могут и продлить. Так как это все декларативно, я так считаю, эксперимент могут продлить, потому что все, что сейчас делается, абсолютно новое, никогда раньше не проводившееся. Поэтому нужно внимательно все посмотреть, изучить и не наломать дров, вводя какую-то новую форму работы таможни. Если говорить про участников эксперимента, то, насколько я знаю, все те, кто формально подавал заявки на участие в эксперименте, были одобрены. Причем ни одна из компаний-членов «Большой четверки» аудиторов сама не изъявила желания принять участие в эксперименте.

О профессиональных игроках
Еще раз обращаю внимание, что хочет получить таможня. ФТС хочет расширить свою компетенцию и привлечь к оценке деятельности экономических субъектов дополнительный интеллектуальный ресурс в виде таможенного аудита. Как она это будет использовать? Наверное, так, чтобы повысить эффективность своей деятельности. Для примера можно привести такую аналогию. С одной стороны, участники ВЭД делегируют таможенному представителю свои обязанности по практическому заполнению деклараций. С другой стороны, таможенный орган при выявлении нарушений в декларации в первую очередь наказывает именно таможенного представителя. Этим таможня говорит таможенному представителю, что он должен тщательно проверять и тщательно все смотреть, то есть возлагает на него ответственность, тем самым привлекая дополнительные бизнес-ресурсы к тому, чтобы осуществление функцию декларирования товаров было более профессиональным. В этом состоит суть того, что в процессе оценки соблюдения участниками ВЭД таможенных правил может появляться еще одно лицо – профессиональный игрок. Вполне возможно, что со временем появится такой же профессиональный игрок и на поле аудиторских проверок. Что это будет, как, каким образом будут выбираться эти лица, пока не принципиально. В настоящее время обсуждать, что уже кого-то выбирают, выбирают по каким-то критериям, выбирают тех или иных – это принципиально неправильно. О недоработке ФТС Можно говорить о тайне, когда что-то скрывается. Полагаю, что в данном случае принципиально ничего не скрывается и никакой тайны нет. Думаю, что здесь дело в недостаточной информационной поддержке этого эксперимента. С точки зрения таможенного администрирования и построения положительного имиджа, таможне не только нужно было рассказать – полезно было рассказать об этом эксперименте. Я думаю, что в данном случае речь идет о недоработке по пиар-направлению. Существуют предположения, что результаты аудита, его проведение даст ряду участников ВЭД существенные преимущества. Думаю, что никаких существенных рыночных преимуществ у компаний, которые прошли аудит, по сравнению с другими компаниями, которые этот аудит не прошли, не появится. Аудит не будет индульгенцией. Решение провести этот эксперимент – это некий ответ на критику со стороны бизнес-сообщества, что таможня мало развивается. На самом деле в ФТС в последнее время внутри проводится огромное количество экспериментов – разные «зеленые коридоры», например, «зеленый коридор» с Китаем, «зеленый коридор» с Италией, разговоры идут о таких коридорах с Ираном и Японией. То есть внутри службы много опыта такой достаточно активной деятельности, которую можно охарактеризовать как развитие новых форм взаимодействия с бизнес-сообществом. Это тоже новая форма взаимодействия. Она родилась на волне попыток измениться, перестроиться, приспособиться к новым экономическим условиям. Что касается закрытости: на заседании рабочей группы по дорожной карте появился желающий присоединиться к рабочей группе по таможенному аудиту. Ему предложили оставить у секретаря свои координаты и пообещали пригласить на следующее заседание. Наша рабочая группа собирается примерно раз в квартал. В этом году мы еще не встречались, думаю, это произойдет в марте-апреле.

О существенных преимуществах
Существуют предположения, что результаты аудита, его проведение даст ряду участников ВЭД какие-то существенные преимущества. Думаю, что никаких существенных рыночных преимуществ у компаний, которые прошли аудит, по сравнению с другими компаниями, которые этот аудит не прошли, не появится. Аудит не будет индульгенцией. Кроме того, такая постановка вопроса – это желание забежать вперед. Это обвинения в чем-то том, что еще не сделано. Уже сейчас существует порядок отраслевого категорирования. Наиболее активно он используется двумя сегментами рынка – при импорте мяса и импорте рыбы. Для того, чтобы пройти отраслевое категорирование, компания должна предоставить аудиторское заключение помимо других требований, перечисленных примерно в 16-17 пунктах. И вот уже компании, которые хотят пройти это отраслевое категорирование, несут затраты по прохождению таможенного аудита. Но в настоящий момент, кроме как об аудиторском заключении со ссылкой на закон об аудиторской деятельности, применительно к таможне мы ни о чем говорить не можем. Что наличие таможенного заключения даст какие-то весомые преимущества участникам ВЭД – тезис ошибочный. Само по себе наличие аудиторского заключения на рыночное положение компаний не влияет. Это не единственный документ и не единственное требование к импортеру, поэтому наличие заключения ни о чем не говорит. Компания может пройти, а может и не пройти категорирование. И только потом, если пройдет, получит какие-то преимущества. То есть сам факт наличия аудиторских заключений на рынке уже есть. В каком объеме и с какими целями еще они будут использоваться, нигде не рассматривалось. Любой инструмент можно неправильно использовать. Любым идеальным, на первый взгляд, порядком можно неправильно пользоваться. Инструкций никаких нет, поэтому забегать далеко вперед и подозревать, что аудит станет заменителем таможенного контроля, бессмысленно».

 

К списку новостей