Колонка эксперта

25.02.2019

Дмитрий Васильев
Дмитрий Васильев | Руководитель Информационного делового центра Санкт-Петербурга в Гамбурге

ФРАНК ДРЕЕКЕ – ГЛАВА БРЕМЕНСКОЙ BLG О БУДУЩЕМ ГАМБУРГА, БРЕМЕРХАФЕНА, ЦИФРОВИЗАЦИИ И ЛОГИСТИЧЕСКОЙ ОТРАСЛИ.

Франк Дрееке (род. 1959) - генеральный директор холдинга BLG с 2013 года. Также он отвечает за корпоративную стратегию, связь, транспортную политику, цифровизацию и аудит. В логистике более 30 лет. Ранее был главой Maersk Line в Германии и управляющим акционером компании EKB. За свой более чем 30-летний опыт работы в логистике Франк Дрееке уже пережил много экономических спадов, а неоднократно наблюдал объемные сдвиги между портами и различные ажиотажи, вызванные новыми технологиями. Поэтому нынешние цифровые тенденции его не пугают. Тем более, что BLG, будучи крупнейшим поставщиком логистических услуг в портах Бремен и Бремерхафен, сами активно занимаются цифровыми проектами в сотрудничестве со стартапами, и с привлечением собственной инновационной команды.

ВОПРОС: 2019 год начинается. Федеральное правительство прогнозирует только 1-процентный экономический рост. Ожидаете ли вы сложный год для BLG и всей логистической отрасли?
ФД: Я не вижу такой драматической ситуации, как многие наблюдатели рынка. Потому что ожидается, что и мировая, и немецкая экономика будут расти несколько медленнее, чем в 2018 году, но при этом сохранят устойчивость. Мы в BLG готовы к снижению роста и можем справиться с этим. Благодаря диверсификации в трех наших основных областях, мы находимся в очень хорошем положении, так как экономический спад никогда не затронет все три одинаково сильно. Кроме того, контракты с основными клиентами не только допускают определенную гибкость, но и подразумевают определенную степень безопасности. И в-третьих, у нас есть возможность быть гибкими и использовать различные способы снижения затрат.

ВОПРОС: Так что же, у BLG все в шоколаде!?
ФД: Конечно, BLG сталкивается и справляется с определенными проблемами. Например, проблема с местом на наших терминалах была и остается напряженной, есть напряженность в автомобильном секторе. Основанием для этого стали новые требования использования автомобилей в соответствии со стандартом WLTP, и вскоре грядет новый европейский регламент. Мы должны будем иметь дело со всем этим. Контейнерный сегмент, безусловно, вызывает беспокойство. Терминал в Гамбурге сейчас не сильно занят, а в Бремерхафене Eurogate уже лишился атлантического линейного сервиса The Alliance. The Alliance сейчас обрабатываются компанией HHLA в Гамбурге. Это не самая лучшая новость, учитывая, что Eurogate продолжает оставаться дойной коровой для группы BLG.
Но в годовых показателях за 2018 год можно увидеть, что нам удалось увеличить консолидированный результат, даже если объем обработки контейнеров сократился. Наша стратегия, это укрепление и диверсификация в других областях. Сейчас мы зарабатываем хорошие деньги как в автомобильном секторе, так и в сфере контрактной логистики. В то же время я не тревожусь за контейнерную отрасль. Тот факт, что Hapag-Lloyd перемещает атлантические службы, вызывает сожаление, потому что этот сервис будет отсутствовать, по крайней мере, в том году в Бремерхафене. Тем не менее, мы уверены, что в 2019 году сможем сохранить как минимум объем 2018 года, так как снова начнем использовать терминал в Гамбурге. Это связано с обслуживанием CMA-CGM, которое пришло к нам, а также с новыми объемами линий Hyundai Merchant Marine и Hamburg Süd. Кроме того, я уверен в контейнерном терминале в Бремерхафене, поскольку, подразделение Maersk Bremerhaven является одним из восьми стратегически важных узлов в мире и принесет туда больше объема.

ВОПРОС: Говоря о стратегии, каковы ваши планы по контрактной логистике? Продолжаете ли вы расширять это подразделение так же быстро, как в последние годы?
ФД: Контрактная логистика определенно является областью с наибольшим потенциалом роста. И он наиболее устойчив к экономическому циклу - по крайней мере, в тех областях, где мы работаем. Например, подумайте о мебели, моде и других потребительских товарах. В связи с этим мы продолжим расширять это направление. Наша цель - стать ведущим поставщиком логистических услуг в Германии и Европе. Это важно для работы на рынке. Сейчас все больше и больше компаний-линейных перевозчиков и других перевозчиков стремятся быть в логистике.
Мы хотим, чтобы наш сервис воспринимали как целостный пакет, а не просто сводим его к двум областям. Поэтому на раннем этапе мы приняли решение о работе в контрактной логистике. И это было правильно, даже если путь был непростым, и мы изначально отмечали отрицательные результаты. Но сочетание контрактной логистики и экспедирования является успешным и продолжает развиваться соответствующим образом.

ВОПРОС: Означает ли это, что следует ожидать дальнейших приобретений после недавно приобретенных Fortra Group и Kitzinger & Co.?
ФД: К счастью, мы на рынке мы растем непропорционально и но мы продолжим искать возможности для поглощения в будущем. Это относится и к контрактной логистике, но особенно к экспедированию грузов.

ВОПРОС: Насколько интенсивно вы исследуете рынок?
ФД: Достижение масштабов и важности в контактной логистике, к которой мы стремимся в долгосрочной перспективе, требует роста и дальнейших приобретений. Но мы не делаем их под каким-либо ситуационным временным давлением. Мы не гонимся за объемом, а стараемся дополнять наши возможности новыми нишевыми игроками, которые хорошо вписываются в наше общее портфолио.

ВОПРОС: Как нововведения в BLG воспринимается отраслью?
ФД: Вначале было много оговорок, особенно среди средних компаний, что теперь город Бремен де-факто через BLG выходит на этот рынок. Мы не слышим голоса, говорящие, что мы не должны быть активными в экспедиторском бизнесе. Но не следует забывать, что BLG всегда была вовлечена в экспедирование грузов, хотя и в меньшей степени. В этом смысле приобретения в нишах, которые дополняющие наше общее предложение, были практически естественным развитием. Поэтому мы продолжаем путь приобретения «но».

ВОПРОС: Вы достаточно сильны в экспедировании за границей? Есть ли у вас свои собственные филиалы?
ФД: Как правило, мы работаем вместе с агентами за рубежом. Однако мы только что открыли филиал в Южной Африке, например. Это также может быть вариантом для других стран. Но нам не особенно интересны места, где есть свои сильные экспедиторские компании.

ВОПРОС: Многие крупные поставщики логистических услуг в настоящее время участвуют в стартапах. BLG тоже?
ФД: Мы еще пока не инвестировали, но инвестиции возможны в будущем. Потому что, когда мы общаемся с молодыми компаниями, например, посредством сотрудничества в рамках Ihatec, Исполнительный совет и наша команда по инновациям обычно оценивают варианты инвестиций. Если мы рассмотрим конкретно проекты Ihatec, в которых мы участвуем, и работаем с пятью стартапами, то их общий объем составит 22 миллиона евро, включая федеральное финансирование. Наша доля в этих инвестициях составляет около 10 процентов.

ВОПРОС: Как вы представляете свою инновационную команду?
ФД: ВО первых лидер - очень хорошо образованный и в то же время очень динамичный молодой человек, который работает со своими семью сотрудниками из всех отделов. Вместе с нашими оперативными департаментами они уже начали семь 100-дневных проектов. Еще семь проектов сейчас анализируются. Я всегда называю сотрудников инновационной команды «молодыми дикарями». И поэтому, например, я сам бы туда не подошел, потому что слишком консервативен в своем мышлении. Нет, я могу думать нестандартно, но молодежь активней открывает новые возможности. Они, например, организовали хакатон вместе с около 30 разработчиками для разработки решения для оптимизации порожних пробегов промышленных грузовиков в выходные дни и для перевозки для бургеров, картофеля фри и пива. Это классическое решение, которое направлено на повышение эффективности логистики с помощью цифровых инструментов.

ВОПРОС: Должны ли сегодняшние поставщики логистических услуг, а значит и BLG, радикально измениться, чтобы выжить в долгосрочной перспективе против новых игроков Amazon, Google и Co.? Особенно Amazon, так он сильно проник в логистику?
ФД: Я думаю, что у современной логистической компании все еще будет свое место в логистике в будущем. Теперь вы можете спросить, что значит современный. Современному логисту непременно придется иметь дело с такими вещами, как блокчейн. Но, как BLG, мы гораздо более подготовлены к этому, чем многие другие, поскольку диверсификация в основном охватывает все интерфейсы - от экспедирования грузов до перегрузки и распределения. Единственное, чего у нас нет - это собственного торгового дома. А Амазон не более чем торговый дом. И мы не будем покупать и создавать торговый дом только потому, что Amazon теперь также предлагает логистику. Позволь им предложить это на нашем рынке. Там они просто еще один конкурент. Мы также считаем, что в будущем в качестве профессионала, обладающего соответствующей ключевой компетенцией, мы сможем работать логистике также хорошо, если не лучше.

К списку статей